Договоры перестрахования

Договоры перестрахования

admin No Comment
Порядок действий страхователя

Наконец, следует кратко остановиться на весьма специфической разновидности договоров страхования — договоре перестрахования.

Перестрахование — это страхование страховщиков. Страховщик, заключивший договор страхования, тем самым принимает на себя риск страховой выплаты по этому договору, который он может застраховать (перестраховать) у другого страховщика (перестраховщика) по договору перестрахования (п. 1 ст. 967 ГК РФ).

Отношения по перестрахованию, таким образом, существуют внутри очень узкой группы участников оборота, и большинство правопорядков устраняются от регулирования этих отношений, упоминая в законодательстве лишь о возможности заключения таких договоров. В остальном же регулирование перестрахования остается на усмотрение самих его участников. Поэтому основным инструментом регулирования перестрахования являются обычаи делового оборота.

К сожалению, отечественный законодатель отошел от этой традиции западноевропейских правопорядков — не вмешиваться во взаимоотношения внутри страхового сообщества и в ст. 967 ГК РФ ввел для договоров перестрахования довольно много нормативных правил. Причем некоторые из этих правил плохо стыкуются с развитыми и повсеместно применяемыми обычаями делового оборота, из-за чего российским страховым компаниям иногда бывает очень сложно строить отношения с их западноевропейскими коллегами.

Например, само определение перестрахования, приведенное в п. 1 ст. 967 ГК РФ, недвусмысленно говорит о том, что заключать договор перестрахования можно только в отношении уже заключенного договора страхования (основного договора). Между тем в практике перестрахования весьма распространены так называемые облигаторные договоры перестрахования, по которым перестрахователь обязуется передавать, а перестраховщик обязуется принимать в перестрахование риски по всем (уже заключенным или еще не заключенным) основным договорам страхования определенного вида. В связи с определением перестрахования, которое дано в п. 1 ст. 967 ГК РФ, возникла проблема правовой природы такого облигаторного договора: является ли он договором перестрахования <1>?

———————————

Как мы увидим дальше, перестрахование — это отношения, основанные на высокой степени доверия сторон друг к другу, и поэтому споров по договорам перестрахования очень мало. Однако они все же иногда возникают. И тогда обнаруживается отсутствие эффективных средств защиты против неисправной стороны договора, заключенного без учета требований законодательства. Так, при неисполнении со стороны перестрахователя договора облигаторного перестрахования суды отказываются взыскивать в пользу перестраховщика перестраховочную премию по тем основным договорам страхования, которые перестрахователь обязался передать в перестрахование, но не передал.

Таким образом, договор перестрахования, подчиненный российскому праву, должен быть хорошо продуман. С одной стороны, правила диктуются обычаями делового оборота, играющими в перестраховании огромную роль, а с другой стороны, эти правила не должны препятствовать реализации средств защиты против неисправной стороны договора, предусмотренных правопорядком. Иногда даже бывает удобнее подчинить договор перестрахования иностранному праву и отнести рассмотрение споров по такому договору к компетенции третейского суда.

В перестраховочном жаргоне и даже в договорах перестрахования часто встречается выражение "передача риска". Перестрахователь "передает" риск перестраховщику, а перестраховщик его "принимает" и может "передать" дальше (п. 4 ст. 967 ГК РФ). Стороны договора перестрахования именуют себя "цедент" и "цессионарий" так, как будто бы один другому передает какое-то право требования.

Использование такой терминологии создает иллюзию того, что при перестраховании одна сторона договора что-то передает другой. Как правило, считают, что перестрахователь передает перестраховщику риск или часть принятого на себя риска. То есть тем самым создается впечатление, что страховщики передают друг другу по частям один и тот же риск, распределяя его между собой.

В действительности это совершенно не так. При перестраховании никто ничего никому не передает. Риск не может быть передан, потому что он не является объектом оборота, свою ответственность за выплату перестрахователь не может передать перестраховщику в силу уже упомянутого п. 3 ст. 967 ГК РФ.

Перестрахование — это не переход прав или обязанностей и не передача риска, а специальный вид страхования, и перестраховщик страхует совсем иной риск, чем перестрахователь. Если перестрахователь страхует риск угона машины, то перестраховщик страхует риск страховой выплаты вследствие угона машины. Поэтому если страховым случаем по основному договору является угон, то страховым случаем по договору перестрахования является страховая выплата за угнанную машину <1>.

———————————

Именно поэтому независимо от того, к какому виду страхования относится основной договор, к любому договору перестрахования применяются правила страхования предпринимательского риска (п. 2 ст. 967 ГК РФ). Эта норма сформулирована законодателем диспозитивно, чтобы дать все же сторонам возможность использовать тот широкий спектр обычаев оборота, которые имеются в перестраховании.

Одним из важнейших правил перестрахования является так называемое правило следования судьбе перестрахователя. Оно вытекает из главного принципа перестрахования: перестрахователь (страховщик по основному договору) остается ответственным перед своим страхователем по основному договору в полном объеме, несмотря на наличие у него перестраховочной защиты. Страхователь по основному договору не вправе ничего требовать от перестраховщика. Этот принцип закреплен в п. 3 ст. 967 ГК РФ.

Раз перестрахователь полностью отвечает за выплату по основному договору, то он и должен совершенно самостоятельно урегулировать вопросы выплаты со своим страхователем, а перестраховщик не может вмешиваться в этот процесс. То есть какое бы решение ни принял перестрахователь о выплате, перестраховщик должен следовать этому решению. Это и называется "следование судьбе" перестрахователя. Как правило, это условие включается в договор и носит название "оговорка о следовании судьбе".

Однако "следование судьбе" не безусловно. Перестраховщик не вправе ревизовать решение перестрахователя о выплате лишь в том случае, если перестрахователь, принимая это решение, действовал в строгом соответствии с основным договором страхования, не рассчитывая на перестраховочную защиту. Если же перестрахователь принял не обоснованное основным договором решение о выплате, перестраховщик вправе его оспаривать, несмотря на "оговорку о следовании судьбе". Это правило является обычаем делового оборота в перестраховании и поддержано отечественной судебной практикой <1>.

———————————

Именно принцип следования судьбе делает перестраховочные отношения в высокой степени доверительными. Перестраховщик, обязуясь "следовать судьбе" перестрахователя, практически полностью доверяет ему решение о выплате, так как доказывание необоснованности этой выплаты хотя в принципе, как мы видим, и возможно, но на практике крайне затруднительно.

Оставить ответ