Особенности российского страхового рынка

За время становления и развития российского страхового рынка проявились некоторые черты, характерные только для этого рынка.

В начальный период с 1993 г. по 1995 г. распространился крайне опасный эксперимент в виде страхования ответственности за невозврат банковских кредитов. Многие новые страховые компании вместо того, чтобы постепенно развивать операции по имущественному страхованию, решают сразу заработать большие деньги страхованием кредитов. Страховой надзор совершил большую ошибку, когда дал разрешение страховать подобные банковские кредиты. Официально был закреплен такой непонятный вид страхования, как страхование ответственности заемщика за невозврат кредита, известный в развитых странах как страхование риска неплатежа.

Страхование риска неплатежа (non-payment risk insurance) — вид имущественного страхования; появился после окончания второй мировой войны в практике международного экономического сотрудничества и внешней торговли. В международных экономических связях значительное место занимают поставки промышленного оборудования, компенсационные и экспортно-импортные сделки на долгосрочных и среднесрочных кредитах. С целью гарантии погашения кредитов в обусловленные сроки во многих случаях производят страхование экспортных кредитов, или страхование от риска неплатежа. Страхование от этого риска частные страховые компании не производят. Страхование экспортных кредитов осуществляют специализированные учреждения и общества, обычно принадлежащие государству или в которых государство имеет контрольный пакет акций. Так, в Великобритании страхование от таких рисков осуществляется правительственным департаментом гарантии экспортных кредитов, обществом "Индемнити", корпорацией "Ллойдз"; в ФРГ — обществом " Гермес"; во Франции обществом "КАФАС". Россия в экономических отношениях с развитыми странами также пользуется кредитами, гарантии по которым дает правительство. Поставляя промышленное оборудование или товары по внешнеторговым сделкам в кредит, западные фирмы-кредиторы прибегают к страхованию от риска неплатежа.

Согласно применяемым условиям страхования от риска неплатежа объектом страхования являются вытекающие из договора купли-продажи обязательства покупателя оплатить в указанный в договоре срок обусловленную сумму за полученные в кредит товары, которые являются предметом сделки. Страховщик обычно исключает из объема своей ответственности случаи неплатежа или задержек в платеже, если они произошли по следующим причинам: 1) поставка товара или оказанная услуга произведены с нарушением условий договора (отклонение от указанных сроков, несоответствие качества, количественная недостача и т.п.); 2) условия договора продажи или оказания услуг не соответствуют законодательным или другим требованиям страны-отправителя, получателя или транзита; 3) оплата не производится или не может быть произведена по мотивам, зависящим от страны-экспортера (например, согласно соответствующим распоряжениям властей, товары не приняты или приняты, но возвращаются).

Как правило, объем ответственности представляется в полной сумме, но 10—20% суммы покрытия остается на ответственности страхователя, что побуждает его принимать необходимые меры по предотвращению страховых случаев, а при их наступлении оказывать содействие в выполнении договорных обязательств. Важное условие договора страхования — срок ожидания платежа. Согласно этому условию, ответственность страховщика наступает не сразу после того, как по торговому договору или договору оказания услуг задержан платеж в обусловленное время или на оговоренную дату, а по истечении определенного срока, например, 60 — 90 дней. Этот срок необходим, чтобы выяснить причины неплатежа и принять меры по их устранению. Принимая во внимание специфику страхования от риска неплатежа, тарификация по нему требует индивидуального подхода к каждому конкретному случаю.

Последствиями такого вида страхования явились многочисленные арбитражные процессы, скандалы, аферы, подрыв доверия к страховым компаниям и страховому делу в целом. Довольно быстро большинство компаний поняли свою ошибку и перестали заключать новые договоры по страхованию ответственности за непогашение кредитов из-за чрезмерно высокого риска.

После 1994 г. началось увлечение различными видами возвратного страхования. Многие страховщики становятся своеобразными расчетными кассами по выплате зарплаты, помогая предприятиям в минимизации налогов. Это, естественно, вызвало отрицательную реакцию налоговых органов. Однако, многие страховые компании встали на ноги, используя эти схемы.

Схема работала следующим образом. Предприятие заключало на один год договор страхования своих сотрудников, а через определенное время страховая компания выплачивала застрахованному лицу ссуду. Росстрахнадзор неоднократно указывал, что получатель ссуды и заключивший договор должны быть одним и тем же лицом, т.е. выдача ссуд частным лицам, застрахованным за счет предприятия, противоречит действующему законодательству.

В конце 90-х годов власти также пытались запретить "зарплатные схемы", как, например, это было в 1998 г., когда Государственная налоговая служба намеревалась обложить подоходным налогом все выплаты страхового возмещения по договорам страхования жизни и имущества, которые будут включены в совокупный годовой доход, а на страховые услуги, как и на все остальные, хотели ввести 5-процентный налог с продаж. Однако по разным причинам эти планы не были реализованы.

Только 19 апреля 2002 г. Государственная Дума РФ приняла во втором чтении поправки к Налоговому кодексу, согласно которым стали облагаться налогом выплаты по договорам страхования жизни на срок менее 5 лет. В результате, зарплатные схемы, которые строились на базе таких договоров, стали невыгодными как для предпринимателей, так и для страховщиков. Предприятия лишились одной возможности уводить десятки миллиардов рублей от налогов, а страховщики потеряли порядка 100 млрд. рублей — треть премий, собранных с рынка.

На протяжении 2000 — 2001 гг. налоговые органы пытались наказать страховщиков, занимающихся такими схемами. Достаточно вспомнить историю, в которую попал глава Дзержинского филиала Промышленно-страховой компании г. Нижнего Новгорода. В марте 2001 г. местные налоговики подсчитали, что директор филиала сэкономил тамошним предприятиям около 1,5 млн. руб. Суд приговорил его к 8 годам лишения свободы. Однако страховщик был, тем не менее, оправдан в середине 2001 г., но его урок хорошо усвоен всеми страховщиками.

И хотя страховщики приветствовали меры по пресечению "зарплатных схем", это кажется довольно странным, потому что эти схемы занимают большое место в деятельности многих страховых компаний. Так, если в 2001 г. весь российский рынок собрал порядка $10 млрд. и примерно $5 млрд. из них — сборы по страхованию жизни. А если более 70% от сборов по страхованию жизни — это "серые схемы", то получается, что на легальной оптимизации налогов страховщики за 2001 г. собрали около $3,5 млрд.

Для предпринимателей страховые схемы очень выгодны, так как позволяют недоплачивать в бюджет львиную долю весьма высоких налогов. Операции по страхованию не облагаются ни единым социальным налогом (35,6% от фонда оплаты труда), ни налогом на добавленную стоимость (18% НДС). Вся страховая схема обходится предприятию в среднем в 8 — 12% от фонда оплаты труда. По неофициальным данным, из-за применения "зарплатных схем" в 2001 г. государственный бюджет недополучил несколько десятков миллиардов долларов.

Вопрос в том, как будет осуществляться контроль за исполнением законодательства, согласно которому "зарплатные схемы" будут облагаться налогом. В противовес этому страховщики, наверное, придумают, как помочь своим клиентам, и тогда следует ожидать еще более сложные схемы.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх