Средневековые времена

Возникшая в древности идея морского страхования, широко распространилась с конца XIII в. по побережью Средиземного моря. Пионерами страхового дела можно считать флорентийских, венецианских и генуэзских купцов, ведших в XII-XV вв. активную морскую торговлю с Ближним Востоком. Целый ряд богатых, именитых купцов стал за определенное вознаграждение страховать товары, перевозимые морем, сами суда, фрахт и т.д. В средневековых архивах итальянских городов обнаружено немало договоров между купцами о взаимной ответственности за сохранность транспортных средств и грузов, либо об уплате денежного вознаграждения «за страхование и риск». Некоторые исследователи усматривали зачаточные формы взаимного страхования и у славян Киевской Руси во время военных походов и колониально-торговых экспедиций.

В средние века в Ломбардии и Франции морское страхование существовало уже как развитый институт. Один из законов города Пизы, изданный в 1318 г., ссылается на практику морских портов Флоренции и Генуи. Самый старый известный нам страховой полис был выдан в Генуе 23 октября 1347 г. Этот полис был в форме заемного письма на сумму 107 фунтов серебра, которую получатель займа обязался возвратить, если корабль «Санта Клара» не прибудет в течение 6 месяцев из Генуи на Майорку. Из текста заемного письма видно, что получатель займа, то есть страховщик, принял на себя определенный риск: «Я лично беру на себя риск и ответственность за вышеуказанную сумму денег, пока названное судно не прибудет на Майорку»4.

Социальная значимость страхования привлекла внимание даже столь консервативной организации, как католическая церковь, обычно с подозрением относившейся к любым экономическим и финансовым новшествам. В 1155 г. папа римский Александр II учредил в Варезе своего рода е общество по защите от краж и грабежей, издав эдикт, по которому все рыцари, клирики и прочие состоятельные граждане вносили в городскую казну по 12 динаров в год (уплачивать которые предписывалось а страхом Божьей кары). Из образованного фонда выплачивалось полное возмещение всем жертвам краж и грабежей, правда при условии, если и укажут место, куда увезено похищенное, либо назовут имя грабителя. История, к сожалению, умалчивает, чем закончилось столь оригинальное начинание, но сама идея выглядит вполне актуальной. В самом деле, чем не взаимное страховое общество при местном органе самоуправления, курируемое высшим должностным лицом?

В 1369 г. дож Венеции издал декрет, закрепивший обычаи международной морской торговли. В соответствии с декретом венецианского дожа для страхового возмещения использовалась форма так называемого "морского векселя". Купец, отправлявшийся в торговое плавание, брал для приобретения товаров кредит под процент, значительно превосходивший обычный, и в случае гибели корабля освобождался как от возврата основной суммы ссуды, так и уплаты процента по ней. Таким образом, повышенный процент становился своеобразной формой страхового взноса, а общая сумма кредита — страховой премией, уплачиваемой как бы авансом, до наступления страхового случая, и подлежавшей возврату, если плавание завершалось благополучно.

С перенесением в начале XVII столетия центра международной торговли из Средиземноморья в Англию и Голландию морское страхование получило там широкое развитие. Из оригинала одного из сохранившихся до наших времен страховых полисов, датированного 20 января 1660 г., видно, что страхованием в те времена покрывались не только грузы, перевозимые одного порта в другой, но и сами суда, на которых они следовали. В частности, в указанном полисе несколько лондонских купцов приняли на себя в сумме 900 фунтов стерлингов риск гибели судна и перевозимого им различного товара в количестве 250 т от Лиссабона до Венеции по ставке 0,4% страховой премии. Страхованием в отношении судна покрывался риск с момента прибытия в Лиссабон, во время стоянки в этом порту, погрузки на него груза, плавания судна до Венеции и стоянки его на якоре в течение 24 часов, а в отношении грузов — до тех пор, пока они не будут выгружены на берег в Венеции.

Полис предусматривал различные морские и неморские опасности: нападение пиратов, войны, арест и конфискацию какими-либо королями, принцами или народами, к какой бы национальности те ни принадлежали, злоумышленные действия капитана и команды, а также все другие потери, убытки и несчастья, которые могли произойти с грузом или судном или их частью. Из страхового полиса также видно, что ответственность страховщика ничем не ограничивалась. Страховщиком выступила группа купцов, специально объединившихся для принятия на себя данного риска. Объединение было чисто случайным, и каждый из вошедших в него отвечал за себя той суммой, которую указывал в полисе.

Возможно цитата, приведенная ниже, из закона королевы Елизаветы 1601 года поможет нам лучше понять основу страхования в наши дни: «Страховой полис, с помощью которого… при потере или гибели какого-либо судна не производится уничтожение какого-либо человека, а ущерб достаточно легко перекладывается на многих, вместо тяжелого бремени для нескольких человек, распределяя последствия происшествия скорее на них, чем на тех, кто допустил это происшествие…»

Конечно, это относилось к морскому страхованию, однако и в настоящее время это составляет основу для всех форм договора о страховании. Таким образом, современное страхование можно определить как способ, при котором убытки немногих покрываются вкладами многих.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх